Генезис феодализма на руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Генезис феодализма на руси в советской историографии
Страница 27

Взгляды С. В. Юшкова поставил под сомнение П. Н. Третьяков. Он ут­верждал, что «рабовладение, имевшее место у восточных славян, не высту­пало в качестве самостоятельного уклада. За рамки «патриархального рабо­владения», восходящего к глубинам первобытности, оно выходило недале­ко и главным образом там, где процветала широкая торговля рабами. Ника­кой особой социальной группы, использовавшей лишь рабский труд, на Ру­си не было». По уверению П. Н. Третьякова «феодалы явились первым в славянском обществе эксплуататорским классом». Автор допускал нали­чие у восточных славян дофеодального или, как он чаще выражался, следуя за Б. Д. Грековым, полупатриархального-полуфеодального периода, но от­носил его к VII — началу IX в. П. Н. Третьякову было «ясно, что в IX-X вв. феодализм уже господствовал на Руси».

О генезисе феодализма в России, о правомерности выделения дофео­дального периода советские историки вели речь в ходе дискуссии, посвя­щенной периодизации истории СССР феодальной эпохи. Диспут открылся статьей К. В. Базилевича на страницах журнала «Вопросы истории». Фео­дальные отношения, по К. В. Базилевичу, зарождаются «в недрах патриар­хально-общинного строя», превращаясь затем в уклад, «существующий на­ряду с разлагающейся общиной и патриархальным рабовладением». В зача­точном виде феодализм существовал «и в X и в IX вв., а может быть, и не­сколько раньше». Но господствующей феодальная система становится только в конце XI — начале XII в. Согласно К. В. Базилевичу, понятия «до­феодальный период», «дофеодальное государство», не отнесенные к какой-либо формации, теряют всякий исторический смысл. Последнее замечание, судя по всему, было адресовано С. В. Юшкову. Надо, впрочем, отметить, что К. В. Базилевич не отказывался от термина «варварское государство» по отношению к Киевскому государству до середины XI в. Характеризуя социальную организацию Киевского варварского государства, К. В. Бази­левич подчеркивает, что в нем «подавляющая часть сельского населения сохраняла основы общинного строя. Борьба происходила между свободной общиной и двумя, возникшими в результате классового расслоения, обще­ственно-экономическими укладами: рабовладельческим и феодальным». При этом надо иметь в виду любопытное обстоятельство: «Рабовладелец и феодал соединены в это время в одном лице, хотя ни рабовладельческие, ни феодальные отношения еще не получили законченной формы развития». Если говорить о рабовладении, то необходимо признать, что оно «не полу­чило большого распространения и не стало господствующей формой экс­плуатации, так как потребность в рабочей силе с развитием частной собст­венности и крупного землевладения удовлетворялась посредством прину­дительного труда нерабов». Вот почему борьба между двумя основными общественно-экономическими укладами (рабовладельческим и феодаль­ным) «заканчивается победой феодального способа производства».

Взгляды К. В. Базилевича на развитие русского феодального хозяйства С. В. Юшков счел поверхностными и необоснованными. В своей новой статье, написанной в связи с дискуссией, он опять вернулся к проблеме до­феодального, варварского государства в Киевской Руси. Отводя критику К. В. Базилевича как безосновательную, С. В. Юшков следующим образом пояснял свою позицию: «Говоря о варварском государстве, мы никогда не утверждали, что это особый тип государства, отличный от феодального или рабовладельческого. Это самый ранний период в возникновении феодально­го государства. Варварское государство, равно как и другие политические формы развитого феодального государства, входит в понятие „феодальное государство"». Определяя своеобразие варварского государства, С. В. Юшков отмечает, что в нем «продолжает существовать большое число первобытных общин, находящихся на разных ступенях разложения. В ре­зультате разложения первобытнообщинного строя возникают два первых антагонистических класса— класс рабовладельцев и класс рабов. Первыми рабовладельцами являются представители родоплеменной знати, а также наиболее крупные торговцы. Эксплуатация рабов в дофеодальном государст­ве носит патриархальный характер. Но в скором времени, вследствие даль­нейшего разложения первобытнообщинного строя, возникают еще два анта­гонистических класса — крупных землевладельцев (феодалов) и зависимого сельского населения. Крупные землевладельцы выходят из представителей родоплеменной знати, а также из наиболее зажиточных общинников. Класс зависимого сельского населения — из рабов, посаженных на землю, и из за­кабаленных общинников. Очень часто рабовладельцы одновременно явля­лись крупными землевладельцами и, следовательно, эксплуатировали и ра­бов, и зависимое сельское население». С. В. Юшков вернулся к своей старой, высказанной еще в 20-е годы, мысли о том, что в процессе феодализа­ции Киевской Руси существенное значение имело развитие верховной соб­ственности князей на землю. Он полагал, что ликвидация киевскими князь­ями в X в. «местных князей и местных династий означала не только введе­ние единого административного и правового режима на всей территории Русского государства, но и должна была содействовать экспроприации всей земли в пользу рода князя Владимира». Данный факт, по мнению С.В.Юшкова, в исторической литературе недостаточно осознается. За­метим, что С. В. Юшков несколько сузил хронологические рамки дофео­дального периода, обозначив его IX — серединой X в.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57