Генезис феодализма на руси в советской историографии
Книги / Киевская Русь. Очерки отечественной историографии / Генезис феодализма на руси в советской историографии
Страница 56

Своеобразный опыт соединения концепций Б. Д. Грекова и Л. В. Че­репнина находим в трудах Б. А. Рыбакова. При этом надо заметить, что это соединение было чисто механическим.

Наконец, необходимо упомянуть о взглядах А.П.Пьянкова и В.И.Горемыкиной, выводящих русский феодализм из распада рабовладельческого строя.

Выскажем собственное понимание феодализационного процесса в Древней Руси. По нашему убеждению, феодализация древнерусского обще­ства осуществлялась на путях формирования вотчинного хозяйства и рабо­тающего в нем феодально-зависимого населения. Верховная же собствен­ность на землю государства и персонифицирующих его великих князей еще в Московской Руси не сложилась в полной мере. Но, принимая тезис о вотчинном землевладении как экономическом фундаменте, на котором воз­водилось феодальное здание, мы иначе определяем время образования фео­дализма в Киевской Руси, т. е. разделяем в теоретическом аспекте мнение Б. Д. Грекова, расходясь с ним в интерпретации конкретной истории древ­нерусского общества.

Княжеские домениальные владения в виде небольших промысловых сел появились на Руси не раньше X в. Несколько позднее княжеской возни­кает боярская вотчина, а еще позже— церковное и монастырское земле­владение. О последнем можно говорить лишь применительно к середине или второй половине XI в. На протяжении XI и особенно XII в. происходит заметный рост вотчиннных владений. Но, несмотря на это, господствующее положение в экономике Руси XI — начала XIII в. занимало общинное зем­левладение, среди которого вотчины выглядели словно островки в море. Надо заметить, что древнерусская знать свои представления о богатстве связывала преимущественно с драгоценностями и деньгами, а не с землей. Рабы, табуны лошадей, гурты скота, всякого рода сокровища — вот что яв­лялось основным показателем богатства на Руси в XI—XII вв.

Какой была социальная природа древнерусской вотчины? Ю. В. Бром-лей однажды справедливо подчеркнул, что «изучение крупной земельной собственности в отрыве от экономического и правового статуса непосред­ственных производителей по существу не может дать ответа на вопрос о типе производственных отношений, а в конечном счете и на вопрос о характере этой собственности». Что нужно сказать о непосредственных производителях, труд которых эксплуатировался в хозяйстве вотчинника на Руси X-XII вв.?

Сначала население вотчины состояло из рабов, вчерашних пленников, захваченных во время войн. Затем, по мере социального развития, т. е. окончательного разложения родового строя в конце X — начале XI столе­тий, возникают внутриобщественные источники рабства и промежуточные (между свободой и рабством) категории зависимого населения. Местные рабы и полусвободные (полурабы) вливаются в состав вотчинных людей. И только со второй половины XI в. в вотчине появляются феодальные эле­менты. С этого момента она превращается в сложный социальный инсти­тут, сочетающий одновременно рабские, полусвободные и феодальные компоненты. Но рабов и полусвободных в ней было больше, чем феодаль­но-зависимых. Поэтому феодальный уклад в XII — начале XIII в. уступал рабовладельческому. Так выглядит соотношение несвободных людей внут­ри вотчины. Если же говорить о соотношении различных групп древнерус­ского населения в целом по стране, то необходимо признать, что рядовое свободное людство (земледельцы и ремесленники), объединявшееся в об­щины, решительно преобладало над всеми другими жителями Древней Ру­си. Иными словами, подавляющая масса древнерусского населения явля­лась свободной. А это означает, что классовое общество в домонгольск

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57